18:11 

So wise we grow Часть 3/2

1314b
-А что происходит? -Мы подсоединили синий провод... =^^=
Название: So Wise We Grow
Автор: Deastar
Переводчик: 1314b
Бета: Ворд и здравый смысл оч.старались
Оригинал:тут captanddeastar.livejournal.com/6127.html
Фандом:Star Trek XI
Пейринг:K/S +1
Рейтинг:R
Саммари:Спок не знал, что у него есть сын. Сарек не знал, что у него есть внук. Джим не знал, на что подписывался. А вулканский сиротка не знал, во что это в итоге выльется. Двое и ребенок - трепещите, докторские запасы алкоголя! Ах, да... никакого пон фарра и мпрега =)



Часть 3


В 1200 Энтерпрайз замедляется до скорости достаточной, чтобы гражданский транспортный шаттл состыковался с кораблем. Спок ждет в шаттловом отсеке вместе с капитаном Кирком – они решили, что будет неразумно шокировать мальчика чрезмерным количеством новых людей. Как только Сторек выходит из шаттла, Спок чувствует острый толчок в бок, и когда он поворачивается направо, капитан шипит: "Ты точно, на сто процентов, абсолютно уверен, что этот ребенок не твой?".
Спок понимает, что побудило капитана Кирка задать подобный вопрос – юный вулканец, идущий им навстречу, сильно напоминает Споку его самого в детстве. У мальчика довольно бледная кожа, а глаза и волосы темные. Телосложением он также схож со Споком. Как бы то ни было, тихо поясняет Спок капитану, внешне большинство вулканцев похожи друг на друга, и у матери мальчика, Т'Принг, тоже были темные глаза и волосы.
Мальчик останавливается перед ними и опускает на пол свой маленький чемодан.
-Я Сторек, сын Т'Принг. Полагаю, вы Спок, сын Сарека.
Поразительно, думает Спок. Уже это рассказало ему кое-что о маленьком вулканце, а именно, что он не стесняется назвать себя матронимом, несмотря на тот факт, что это четко говорит о его незаконном положении любому, кто обладает минимальными знаниями о вулканской культуре. Разумеется, эта тонкость ускользнула от Кирка, Спок делает себе пометку позднее объяснить капитану подтекст.
-Я Спок, - он отвечает. – А это - капитан Энтерпрайз, Джеймс Т. Кирк. Мы будем нести за тебя совместную родительскую ответственность.
-Приятно познакомиться, Сторек, - говорит Кирк, и Спок с удовлетворением замечает, что капитан не предпринимает попыток пожать мальчику руку или заключить его в объятия, - Мы со Споком решили проводить тебя до твоей новой каюты, помочь расположиться, а позже, я бы мог показать тебе корабль. Это тебе подходит?
Сторек серьезно кивает. Он нормально роста для вулканца десятилетнего возраста и не кажется истощенным или недостаточно ухоженным, что Споку приятно отметить. Мальчик в молчании следует за ними к турболифту, а потом к каюте Спока.
-Это наша каюта, - рассказывает Спок как только Сторек без видимого любопытства осматривает комнату. – Это общая комната, смежная с ней левая – моя комната, смежная правая – твоя. Наши личные комнаты также соединены между собой.
-А я совсем рядом, - добавляет Кирк, большим пальцем указывая на стену, отделяющую его каюту от каюты Спока. – Так что если тебе что-нибудь понадобится, а Спока не будет, ты всегда можешь вызвать меня по коммуникатору или постучаться. Сейчас мне пора на мостик, но я вернусь позже и устрою тебе экскурсию по Энтерпрайз, ок?
Когда Кирк выходит из каюты, Спок с беспокойством замечает, что следит за уходом капитана с некоторой тревогой. В противоречии заявлениям прошлого вечера, Кирк ведет себя непринужденно в присутствии Сторека, и Спок нелогично чувствует себя брошенным.
-Скорблю с тобой, - произносит Спок в тишине традиционные слова утешения.
Сторек невозмутимо поднимает на него взгляд и спрашивает: "Неужели?".
-Что ты имеешь в виду? – говорит Спок, пораженный.
-Когда мать говорила о вас, создавалось впечатление, что вы не находили ее компанию подходящей, что вы испытывали к ней неприязнь, если только не неуместно использовать этот термин.
-Это верно, - соглашается Спок. – Но я восхищался ей. Она была очень сильной. И я понимаю, что мне не хватает ее присутствия в моем разуме. Я сожалею о ее смерти… очень сильно.
-Я думаю, разумно предполагать, что вы не знали о моем существовании до разговора с Советом Вулкана, - говорит Сторек тоном, в котором больше вопроса, чем уверенности, пока Спок в очередной раз борется за обретение спокойствия. – Я знаю, что вы не мой отец, - продолжает мальчик мимоходом, безошибочно определяя источник беспокойства Спока и усиливая его.
-Я не был уверен в твоей осведомленности, - отвечает Спок. – Но ты прав. Я не знал о твоем существовании неделю назад.
Сторек кивает, как будто это именно те слова, которые он ждал, Споку остается только желать, чтобы он мог поступить так же. "Ожидай неожиданностей", действительно.
-Моей целью является стать как можно меньшей обузой для вас и для капитана Кирка, - объявляет Сторек. – Полагаю, вы предусмотрели или предусмотрите возможность моего образования – я не нуждаюсь ни в чем, кроме основных бытовых удобств, таких как еда и одежда. Как, я надеюсь, вы уже поняли, я не требую надзора, так как уже достаточно взрослый и могу следить за собой самостоятельно.
Спок с недовольством отмечает, что его вывел из состояния внутреннего равновесия десятилетний мальчик. За прошедшие 12.4 минуты этот феномен случился недопустимое количество раз и Спок намерен положить этому конец.
-Как бы высоко я не ценил твое стремление быть самодостаточным, - говорит Спок. – в обязанности твоих опекунов входит определять уровень контроля, в котором ты нуждаешься. Разумеется, мы рассмотрим твое предложение, когда будем принимать решение.
Сторек встречает заявление Спока с тем же безразличием, с каким отреагировал на все остальное. Он поднимает свой багаж, несет его в спальню и начинает распаковывать вещи – кажется, в чемодане только одежда, во время эвакуации с Вулкана некогда было собирать сувениры.
Спок остается потерянным и не знает чем себя занять в оставшиеся до ожидаемого возвращения капитана 44.3 минуты. Сторек справляется с процессом распаковывания вещей самостоятельно и успешно демонстративно игнорирует Спока.
-В каких предметах тебе потребуется преподавание? – спрашивает Спок – он думает, что это довольно нейтральная тема для начала разговора.
Не поднимая головы от одежды, Сторек выпаливает: "В философии и этике, математике, физике, инженерии, биологии, химии, истории, ксенологии и языках. Я свободно говорю на высоком и стандартном вулканском и на стандарте Федерации".
Спок молчаливо ожидает, но никакой новой информации не следует.
Он покидает комнату Сторека в поисках падда, чтобы получить доступ к личным файлам членов экипажа и определить, кто обладает достаточной квалификацией, чтобы преподавать Стореку озвученные предметы. Он не может полностью подавить иррациональное ощущение, что его уход отчасти мотивирован импульсом, отдаленно напоминающим трусость. Пока он внимательно изучает файлы, обращая особое внимание на тех членов команды, которые предложили помощь в обучении ему или капитану, Спок напоминает себе, что Сторек всего лишь занял разумную самооборонительную позицию: мальчик ничего не знал о личности Спока и его характере, и логично было предположить, что он будет сохранять защитную дистанцию, пока они не узнаю друг друга лучше. Вероятно, их общение станет более комфортным со временем.
К тому моменту, когда капитан Кирк вернулся, чтобы начать экскурсию для Сторека, Спок составил предварительный список преподавателей – в области языкознания не было очевидного кандидата, по причинам, о которых Спок предпочитал не думать, но зато не было недостатка в возможных инструкторах физики.
-Эй, Спок! – зовет Кирк, заходя в каюту Спока. – Как Сторек? Мы нормально ладите?
-Со Стореком все нормально, - отвечает вулканец. – Я составил список волонтеров из команды так, чтобы каждый преподавал ему свою специализацию, возможно, сегодня позднее вы сможете просмотреть список и высказать свое мнение.
-Звучит заманчиво, - Сторек появляется из своей комнаты, когда Кирк спрашивает, - А меня ты куда-нибудь записал в этом учительском реестре?
-Нет, - заявляет Спок. Не то, чтобы его не посетила подобная идея, и это не значит, что капитан Кирк недостаточно образован, чтобы подходить на роль учителя, просто в любой специальности, с какой знаком Кирк, есть кто-то из команды, чье мастерство далеко превосходит его собственное. Спок объясняет это и Кирк усмехается.
-Я в это не верю.
-Вы человек, - говорит Сторек, и оба Кирк со Споком поворачиваются, чтобы посмотреть на него. – Поэтому маловероятно, что познания, которыми вы обладаете в любом предмете, относительная ограниченность человеческого мозга и непоследовательность земной системы образования позволят вам превосходить меня настолько, чтобы квалифицированно обучить меня.
Несмотря на то, что Споку было ясно - Сторек не хотел придать словам такое значение, они звучали как серьезное оскорбление, и вулканец ждал, что Кирк ответит на него так же, как отвечал по опыту Спока на все оскорбления – смехом или ударом. Он был удивлен, когда капитан вместо этого серьезно обдумал точку зрения Сторека.
-Когда дело касается математики или науки, ты возможно прав, - говорит Кирк, обращаясь напрямую к Стореку и садясь так, чтобы его глаза оказались на одном уровне с глазами мальчика. – Но позволь сказать в собственную защиту, что причиной, по которой мы со Споком познакомились еще до Нерады было то, что я успешно взломал одну очень сложную компьютерную программу, написанную вулканцем.
Сторек, казалось, тихо усваивал эту информацию.
-Тем не менее, математика и естественные науки – это не все, что я знаю, - продолжил Кирк с привычной усмешкой. – Если ты хочешь научиться дельтанскому языку, я тот, кто тебе нужен. Я также сертифицированный инструктор по рукопашному бою. Но этому ты можешь обучиться у представителя любого вида. Если хочешь узнать кое-что, чему только человек может тебя научить лучше всего – я могу это сделать. Спок подтвердит – я самый человеческий человек из всех, кого он встречал, правда, Спок?
Спок намеренно игнорирует комментарий капитана, хотя странным образом он считает его необычайно верным. Сторек даже не смотрит в его сторону.
-Что это за умения, которые, как вы считаете, только человек может преподать лучше всего? – он спрашивает Кирка, впервые проявляя искру заинтересованности с тех пор, как шагнул из шаттла.
-Я умею врать, - предлагает капитан. – В этом я хорош. И тебя могу научить, если хочешь учиться. Большинство детей, которых я встречал, и особенно вулканцы, плохо умеют врать, а это полезная вещь.
Сторек вздрагивает и говорит: "Ложь осуждается моралью".
Кирк только кивает и соглашается.
-Да. Так же как и насилие, но иногда насилие необходимо, и важно быть готовым к нему. То же самое касается лжи.
Сторек поворачивается к Споку, то же делает и капитан. Лицо Кирка предает его, показывая, с каким любопытством он ждет реакции Спока.
-Капитан прав, - говорит Спок мальчику и Кирк ухмыляется, легко кивая головой, что Спок снова подчеркнуто игнорирует. Он продолжает. – Обман, как бы неприятен не был, иногда спасает жизни. Это умение, которое многие вулканцы, и я в том числе, развивали в себе, но капитан Кирк превосходит меня… в этой конкретной области, - добавляет он, предупреждая оскорбительные комментарии, которые Кирк без сомнений сделал бы в других обстоятельствах… не смотря на то, что до сих пор он показывал приятную благовоспитанность перед ребенком.
Мгновение Сторек размышляет, а потом поворачивается к Кирку.
-Ваша логика заслуживает уважения, - произносит он перед тем как вновь обернуться к Споку.
-Пожалуйста, добавьте занятия по человеческим навыкам с капитаном Кирком в мой учебный план.
-Чудесно, - говорит Кирк, заметно оживляясь. – Хочешь теперь обещанную экскурсию по Энтерпрайз, Сторек?
-Это приемлемо.
-Увидимся позже, Спок! – кричит Кирк и машет рукой, когда они со Стореком покидают каюту.
В одиночестве Спок позволяет себе слабость – очень глубокий вдох и последующий тяжелый вздох. Кажется, родительские обязанности будут очень похожи на то, что происходило в жизни Спока последние шесть месяцев – череду случаев подавления равного количества раздражения и восхищения инстинктивными умениями капитана Кирка в тех сферах, в которых любое разумное существо ожидало бы от Спока превосходства.

***


Сторек молчит, пока Джим показывает ему корабль, но капитан замечает, как постепенно расслабляется мальчик, видя все больше и больше дружелюбных и обрадованных встречей с ними людей. Кажется, все получили памятку, которую Джим хотел озаглавить как "Не тискайте вулканского малютку", но которой Спок дал скучное название "Описание вулканских культурных практик". В ней были запрещены похлопывания по спине, рукопожатия, объятия, взъерошивания волос или громкое выражение эмоций. Ну, для всех, кроме Скотти, Джим знает, что если он когда-нибудь увидит Скотти сдержанным и спокойным, придется немедленно объявить медицинскую тревогу, возможно даже устроить карантин по всему кораблю.
Пока они проделывают свой путь по извилистым коридорам инженерной палубы, Сторек смотрит на Джима краем глаза и спрашивает: "Вы состоите в романтических отношениях с коммандером Споком?".
-Неа, - отвечает он легко. – Спок и я в данный момент оба не связаны романтическими отношениями. Мы просто очень хорошие друзья.
Сторек смотрит на него немного подозрительно.
-У вулканцев не бывает друзей.
-Из одного весьма авторитетного источника я знаю, что бывают, - возражает Джим, вспоминая Посла Спока и его дружбу длинной в целую жизнь не только с Кирком из его собственной вселенной, но с МакКоем, что по правде говоря, не укладывается у Джима в мозгу.
-Дружба подразумевает привязанность, - Сторек продолжает спор. – А вулканцы не чувствуют привязанности.
-Ну, наверное, ты лучше знаешь, - говорит Джим с сомнением, пробуя применить дипломатию, о которой постоянно занудствует Спок. – Но я соединялся разумом с двумя разными вулканцами, вообще-то, они один и тот же вулканец, но это уже другая история, и я могу сказать, что иногда есть разница между тем, что они чувствуют и тем, что показывают.
Сторек молчит некоторое время, пока они проходят мимо старательного йомена, чинящего какие-то трубы, которые Джим должен был бы распознать.
-Я не могу отрицать того, что вулканцы чувствуют, - говорит Сторек так тихо, что Джим едва может расслышать его из-за гудения и пульсации, с которой работают недра Энтерпрайз. За этим очевидно кроется какая-то история, но Джим знает, что лучше не допытываться, особенно так скоро. Вместо этого, он меняет тему.
-Так… Ага, мы со Споком хорошие друзья, и когда он рассказал мне, что собирается взять на себя ответственность и воспитывать тебя, я решил ему помочь. Мы оба здесь для тебя, что бы тебе ни понадобилось, хорошо?
-Как я уже сказал коммандеру Споку, я не нуждаюсь в надзоре взрослых. Я достаточно взрослый, чтобы самому себя контролировать.
-Агаа… - тянет Джим, позабавленный. – И что на это ответил Спок?
-У меня создалось впечатление, что коммандер Спок не был полностью убежден логикой моих суждений, - признается Сторек весьма недовольным тоном и Джим не может удержаться, чтобы не откинуть голову назад и не рассмеяться. Сторек не выглядит слишком расстроенным.
-Добро пожаловать в мою жизнь, парень, - ухмыляясь, говорит Джим. – Добро пожаловать в мою жизнь.

***


Капитан Кирк испытал своего рода облегчение, когда узнал несколько дней назад, что вулканские дети спят немногим меньше среднестатистических человеческих детей – Спок не понимал его реакции в то время, но теперь, после того как уложил Сторека в кровать и ретировался в комнату капитана, Спок неохотно признался, что он тоже, в какой-то мере чувствует себя освобожденным. Когда Кирк достает из нижнего ящика стока бутылку спиртного, Спок не может полностью осуждать этот импульс, хотя внешне проявляет неодобрение. Когда капитан замечает, что Спок хмурится, он испускает тяжелый вздох.
-В медицинских целях? – предпринимает попытку Кирк, но когда неодобрение Спока не пропадает, неохотно кладет бутылку обратно в ящик. Движения капитана в этот момент еще более неуклюжи, чем обычно, и Спок предполагает, что это от усталости, нежели от нетерпения.
-Как вы, поладили, пока меня не было? – спрашивает Кирк, играя стилусами, разбросанными по столу.
Так как Спок сам не уверен в правильном ответе на этот вопрос, он медлит перед тем, как говорить.
-Я бы не назвал наше общение приятным, но, по меньшей мере, оно было цивилизованным.
-Все так плохо? – морщится капитан.
-Логично, что в незнакомой обстановке и неясных обстоятельствах Сторек выберет самооборонительное поведение, - отвечает Спок, чувствуя странное желание защищать, но Кирк только кивает и продолжает разговор.
-Мда, я это тоже заметил. Ему нравится корабль, а это уже что-то. И он справился с новыми знакомствами довольно хорошо, не боялся, ничего такого.
-Он позитивно реагирует на вас, - комментирует Спок, старательно убирая малейший намек на зависть из голоса.
-Думаешь? – капитан кажется заинтересованным. – Мне показалось, он просто не спорил с сумасшедшим. Посмотрим.
-Он знает, что я не его отец, - говорит вулканец, Кирк распахивает глаза, но ничего не отвечает. – Я размышлял над тем, может ли это быть источником его… недоверия. Могу я задать личный вопрос…
-Ты же знаешь, тебе не нужно спрашивать разрешения…
-Тем не менее. Если я не ошибаюсь, в детстве вы находились под опекой "отчима" – совершеннолетнего человека, не кровного вам родственника. Могу я спросить, испытывали ли вы враждебность по отношению к нему, как к неприемлемой замене вашего настоящего…
-Блядь, нет, - говорит Кирк внезапно жестким голосом. – В смысле, да, я ненавидел его. Но это было… Это никак не относится к нашей ситуации, понятно? Никак. Ты никогда не… Просто поверь мне.
-Понятно, - отвечает Спок, хотя ему ничего не понятно.
-Ты, э… Ты разобрался с обучением? – спрашивает Кирк, очевидно желая сменить тему разговора, и Спок поддерживает его.
-Думаю, да. Сторек указал предметы, по которым он нуждается в руководстве и у нас есть достаточно добровольцев по большинству из них, за исключением лингвистики, - капитан мудро не комментирует это заявление. – Биологии Сторека будет обучать энсин Варма…
-Девушка, которая подстрелила собственную задницу?
-Ценный научный сотрудник,- резко заканчивает вулканец, позволяя себе роскошь раздраженного взгляда. – Лейтенант Вро…
-Спок, ты единственный на корабле не зовешь Гайлу Гайлой, - качает головой Кирк.
-От меня не ускользнуло, что я единственный поборник высоких профессиональных стандартов на Энтерпрайз, капитан, - сухо замечает Спок. – Могу я продолжить?
-Пожалуйста.
-Лейтенант Вро будет инструктировать Сторека в математике и ксенологии, если не найдется более подходящий специалист. Философии и этике Сторека будет обучать сестра Чепел…
-Жаль тебя прерывать, Спок, правда жаль, но… Чепел? Философии?
Спок выгнул бровь.
-Вы бы знали, капитан, если бы ознакомились с личными файлами команды, как это предписывает директива Звездного флота…
-Я ужасный капитан, бла-бла-бла, можно мы пропустим лирику, Спок?
-Лирику?
-Суть, Спок, можно мы подойдем к сути?
Спок останавливается на короткое мгновение, чтобы ощутить приятное знакомое чувство, которое возникло от возобновления их привычного подшучивания друг над другом.
-До получения текущей профессии, сестра Чепел проходила обучение в академии на степень доктора философии, чтобы начать биомедицинские исследования, сферой ее научных интересов была биоэтика. Ее основательная теоретическая философская база в комбинации со знанием применения этики на практике к реалиям жизни, на мой взгляд, делают ее идеальным учителем.
Кирк был должным образом впечатлен. Он свистнул и одарил Спока взглядом, который первый офицер мог безошибочно охарактеризовать как "восхищенный".
-Может ты прав, Спок, - говорит капитан, качая головой. – Похоже, эти личные файлы могут оказаться увлекательным чтивом.
-Действительно, - отвечает Спок. – Мистер Сулу и мистер Чехов согласились совместно вести у Сторека физику, а мистер Скотт – инженерное дело.
-А это точно хорошая идея? – спрашивает Кирк, откидываясь назад на стуле и с сомнением глядя на вулканца. – Скотти немного… увлекающийся. Я не хочу, чтобы он ребенка с ума свел.
Хотя Споку было приятно заметить, что капитан уделил пристальное внимание инстструктажу о вулканских традициях, и, по-видимому, принял его близко к сердцу, он также был немного задет тем, что Кирк решил, что он не посчитался с этим фактором.
-Я рассматриваю соприкосновение с большим разнообразием жизненных форм, зачастую с весьма отличающимися обычаями и манерой поведения как основную причину, почему лучше воспитывать Сторека на Энтерпрайз, чем на Новом Вулкане. Ни мы не сможем защитить Сторека от любого проявления многообразия и различий, с которым он может столкнуться, ни я не хочу ограничивать его в этом.
Кирк медленно кивает.
-Это… Я не думал об этом в таком русле, но мне нравится. Наверное, Стореку будет полезно жить среди людей… И одной орионки, если быть точным.
-Я буду обучать его истории и временно химии, пока мы не найдем постоянного учителя. В лингвистике, к сожалению, мне придется организовать постепенное обучение, чтобы каждый привлеченный член экипажа обучал Сторека своему родному языку. Лейтенант Вро вызвалась добровольцем преподавать орионский, я обладаю достаточными знаниями, чтобы обучать некоторым языкам. Как я помню, вы были задействованы в ксенолингвистической факультативной организации?
Капитан отвечает утвердительно и предлагает свои услуги в обучении дельтанскому, клингонскому и андорианскому.
-Необычное сочетание, - замечает Спок и Кирк пожимает плечами.
-Ты меня знаешь, Спок, я выбрал тот язык, который скорее всего позволит мне потрахаться, тот, который поможет ввязаться в драку и еще один потому, что учитель сказал, что он самый сложный. Я знаю еще несколько, но не так хорошо, чтобы им учить.
Спок чувствует себя в равной степени впечатленным и повергнутым в ужас - обычная реакция на Джеймса Т. Кирка по его опыту.
-Это все – уроки и расписания, и вещи, которые ты можешь организовать и посчитать, - это все легко, - говорит Кирк гораздо тише. – Ты ведь понимаешь?
-Понимаю, - отвечает Спок так же тяжело. – Но обучение было высоко ценимой мной отдушиной, когда я был в возрасте Сторека, ареной, на которой я мог доказать неправоту моих ровесников, ожидавших от меня неудач потому, что я был другим. Поэтому я хочу предоставить Стореку подобную отдушину, если он в ней нуждается.
Капитан, Джим – напоминает себе Спок – кажется задумчивым; его глаза смотрят куда-то в пространство, а лицо наклонено так, что тусклый верхний свет добавляет рельефности четкой линии его челюсти, накладывая резкие тени на его шею, левый глаз и верхнюю губу.
-Ладно, - говорит Джим с неофициальной иронией. – По крайней мере у нас есть какая-то стратегия. Главное – это иметь стратегию. Ты видишь в нем вулканского ребенка, отличающегося от остальных и только что потерявшего маму. Я вижу его как одиноко сироту, которому больше некуда идти. Таким образом, мы оба достаточно обманулись, посчитав, что знаем, как вырастить этого ребенка. По мне, так это система с защитой от дурака.
Спок не знает, воспринимать ли это странное замечание, как упрек или нет.
-Я знаю, что Сторек – не я в детстве, - начинает Спок, но Джим его перебивает.
-И он уж точно не маленькая версия меня. Мы оба с этим согласимся. Но я думаю, это хорошо, что мы еще не забыли, что такое быть детьми. Надеюсь, это поможет. Или, в крайнем случае… - Джим вздрагивает. - В крайнем случае, мы будем терпеливыми. Так что это уже кое-что.
И на этой не совсем обнадеживающей ноте Спок и Кирк расходятся по своим отдельным кроватям.

@настроение: почешите спинку - крылья режутся

@темы: рейтинг R, перевод, бесчестно свистнутое, so wise we grow, Star Trek, K/S

URL
   

Ворох страниц

главная