23:07 

на страх и риск

1314b
-А что происходит? -Мы подсоединили синий провод... =^^=
У меня помирает ноут. Пичальки. Вот-вот испустит последний протяжны "вжшшшш...." и перегреется окончательно. Самое смешное, что он решил меня покинуть в разгар предэкзаменационной суматохи и осуществления переводческих задумок.
Прямо скажу, переводчик из меня хреновый, но весьма амбициозный. А тут еще ноут. Так что, незримые товарищи, если кто-нибудь вообще тут появляется, придется помучить вас сырым, корявым переводом, который я буду суда заливать в обход новоприобретенной беты. А переводчик-то размахнулся на 12тиглавого дракона с тихим развитием и нежной кульминацией, никак ни меньше.

Название: So Wise We Grow
Автор: Deastar
Ссылка на оригинал: captanddeastar.livejournal.com/6127.html
Переводчик: 1314b
Фэндом: ST XI
Пейринг: К/С
Рейтинг: ожидается R
Саммари: (решила взять авторское, меня вот сподвигло прочитать я взяться переводить, для мамы))) “Commander Spock, we have located your son,” the Vulcan lady on the screen says, which would be great, except Jim can tell by the look on Spock’s face that he’s never heard of this kid before in his life. “If it is expedient, the child will be sent to join you on the Enterprise within the week.”


So Wise We Grow


We think our fathers fools, so wise we grow.
Our wiser sons, no doubt will think us so.
- Alexander Pope


1


So Wise We Grow
1
Возможно, неловкости можно было бы избежать, если бы у вулканцев были нормальные определения "официальных" и "личных" дел, но так как вызов с Нового Вулкана коммандеру Споку приходит с пометкой "по официальному вопросу", Спок принимает его прямо на мостике. Пожилая вулканка, появившаяся на экране, представиляется как Т'Пау, и Джим сказал бы, что она любит сразу переходить к делу.
-Коммандер Спок, мы нашли вашего сына.
Шесть месяцев назад, когда Энтерпрайз только отправился в свою сумасшедшую пятилетнюю миссию, Джим уже умел понимать Спока. Теперь, спустя полгода вечерних шахматных игр и пережитых смертельных опасностей, он считал себя экспертом.
-Моего сына? - переспрашивает Спок, и Джим уверен, сильнее его шокировать у Т'Пау не получится, даже если она разденется и станцует голой.
-Да, - Т'Пау хмурится. - Он записан как Сторек, сын С'чн Т'гай Спока и его жены Т'Принг, возраст десять лет, или данные не верны?
-Ах, да. Сторек, все верно.
По вулканским стандартам, у Спока получается делать хорошую мину при плохой игре, по человеческим — он кошмарный лжец. По стандартам Джима Кирка Спок даже не старается. Джим уверен, тот никогда раньше не слышал о ребенке. Джим видит, как он быстро думает, шестеренки в вулканском мозгу крутятся, пока Спок медленно говорит: "Прошу прощения за мое замешательство, Т'Пау, почувствовав исчезновение Т'Принг шесть месяцев назад, я предположил... что наш сын... погиб вместе с ней".
-Он был среди первых эвакуированных – Высший Совет Вулкана приносит извинения за задержку информации о его спасении, мы не смогли оповестить вас раньше, возник хаос и замешательство.
-Понятно.
-Через три дня с Нового Вулкана вылетает шаттл, его курс пересечется официально проложенным курсом Энтерпрайз. Если это необходимо, Стореку разрешат проезд на шаттле и через неделю он будет на корабле.
-Благодарю, Т’Пау. Это действительно… разумно.
-Живи долго и процветай, - Т’Пау прервала связь прежде, чем Спок смог ответить на прощание.
-Капитан, - Спок выглядит так потрясенно, насколько это вообще возможно. – Прошу разрешения обратиться с просьбой покинуть смену. Появились задачи, требующие моего немедленного внимания.
Внутренний вулканско-человеческий переводчик Джима расшифровывает это примерно так: "Мои личные проблемы только что стали достоянием общественности, я в ужасе и хочу, чтобы моя научная станция проглотила меня целиком и выплюнула кости, если этого не случится, мне нужно спрятаться в своей каюте".
-Конечно, мистер Спок. У вас есть столько времени, сколько потребуется.
Спок направляется к турболифту, оставив позади себя смущенного Сулу, озадаченного Чехова и совершенно невозмутимую (А вот и неприятности) Ухуру.
Как хороший друг, Джим не может оставить Спока наедине со странностью такого масштаба. А еще он признается себе, что ему ужасно интересно, что же только что произошло.
-Мистер Сулу, примите командование.
***
За шесть месяцев Спок постепенно избавился от иллюзии, что может помешать капитану заявляться к нему в каюту, когда тому только вздумается. Поэтому, когда он слышит тихий сигнал двери через несколько мгновений после того, как уединяется в своей каюте, просто смиряется с неизбежным и позволяет капитану Кирку войти.
-Я не хочу обсуждать это, - говорит Спок, не особенно надеясь, что его протесты возымеют хоть какое-то действие против стихийного бедствия, в которое превращается Джеймс Тиберий Кирк, когда ему любопытно. Как и ожидалось, Кирк кивает в согласии, садится у шахматного стола и начинает допрос.
-Так... Ты женат?
Спок не скрипит зубами. Это было бы крайне нелогичным действием, к тому же, оно не только не защитит его от дальнейших расспросов капитана, но может вызвать будущие проблемы со здоровьем.
-Я был... Полагаю, человек сказал бы «обручен» с вулканкой по имени Т'Принг в юном возрасте: мне было семь, а ей одиннадцать. Я не видел ее много лет, в последнюю нашу встречу мне было четырнадцать, ей восемнадцать. То, что существовало между нами, было еще не замужеством, но уже не обручением. Мы не совсем... подходили друг другу. Т'Принг погибла на Вулкане, как многие другие. Я почувствовал ее смерть через связь.
-Мне жаль, Спок. Это... действительно ужасно. Мне жаль, - в глазах Кирка грусть и сострадание, на что Спок лишь качает головой.
-Как я и сказал, мы не были особенно близки. Ваше сочувствие, хоть высоко ценимо мной, неоправданно.
-Но тебе же все равно ее не хватает. Я вижу. В твоих глазах тоска.
Похоже, сегодняшний день для Спока проходит под знаком неприятных детских воспоминаний, так что отголосок давних оскорблений в словах Кирка его совсем не удивляет. Наоборот, он оценил их по достоинству.
-Мне…ее не хватает, - признается Спок. – Мне не нравилась Т’Принг, но в какой-то мере я восхищался ей, и в конце концов привык ощущать ее присутствие в своем разуме. Даже спустя шесть месяцев ее отсутствие… сбивает с толку.
-К тому же, она мать твоего ребенка, - говорит Джим, внимательно наблюдая за Споком. – Есть кое-что… Я имею ввиду, даже если она тебе не нравилась… Это делает ее чем-то особенным для тебя.
Спок ничего не отвечает на это и молчание затягивается.
-Я знал, - тихо говорит Кирк. – Еще там, на мостике заметил. Ты ведь даже не подозревал об этом ребенке, да?
-Я не знал, - подтверждает Спок. Он не был уверен, стоит ли говорить больше, но капитан - его друг и он пошел на все, чтобы завоевать его доверие, к тому же ситуация была такой сложной и неясной, что Спок не был уверен в том, что сможет прийти к правильному решению самостоятельно. Возможно, непредсказуемый и нестандартный подход Кирка будет полезен для его размышлений.
-Как я уже сказал, мы не виделись с Т’Принг с тех пор, как ей было восемнадцать. Разумеется, за прошедшее время у нее была возможность родить сына, чей возраст сейчас составлял бы десять лет, но… Невозможно, чтобы он был моим.
Кирк резко втягивает в себя воздух, словно это причиняет ему боль, а потом сердечно вздыхает: "Вот, черт".
-Действительно, - это все, что Спок мог на это ответить.
-Он никак не может быть твоим? – Кирк говорит это таким тоном, будто уже знает ответ, но очень хочет ошибаться.
-Это невозможно по многим причинам. Когда в я видел Т’Принг последний раз, мне было четырнадцать лет и за все время нашего знакомства мы не вступали в сексуальные контакты, а даже если бы это происходило, простые математические вычисления доказали бы, что ребенок был зачат значительно позже нашей последней встречи. К тому же моя биология, как у множества гибридов, предполагает, что я всегда был и останусь стерильным, это было подтверждено многочисленными тестами, - заключает Спок. Он подозревает, что приложил недостаточно усилий, чтобы скрыть силу, с которой этот факт все еще тревожит его, не смотря на нелогичность такого чувства. Его подозрения подтверждаются, когда Кирк встает и кладет руку ему на плечо в жесте, принятом людьми для оказания эмоциональной поддержки.
-Так она… Она тебе изменяла. Это неприятно, - говорит Кирк, а потом его глаза сужаются, и он обвиняющее указывает на Спока. – Ты! Ты тоже ей изменял! С Ухурой! В смысле, это не оправдание, но все равно, твои моральные основы не такие уж и крепкие, приятель.
-Вулканское обручение не предполагает такой верности, как человеческий брак, - объясняет Спок. – Мои отношения с лейтенантом Ухурой не были устоявшимися, когда погибла Т’Принг, такими они остаются и теперь, - Спок игнорирует явное недоверие Кирка к тому, что девятимесячные отношения нельзя назвать "устоявшимися". Как в вопросах романтических отношений, особенно романтических отношений значительной продолжительности и эмоционального значения, так и в вопросах варповой физики, Спок полагался на себя, а не на капитана.
-Если бы наши отношения с лейтенантом Ухурой достигли такого уровня, при котором возникло неминуемое желание установить постоянную моногамную связь, я смог бы отправиться на Вулкан, чтобы без взаимных обвинений разорвать связь с Т’Принг. Допускается, что обе стороны, участвующие в помолвке, могут вступать во временные романтические отношения до того, как связь будет полностью установлена. Но если одна сторона имеет серьезные намерения в отношении кого-то другого, неприемлемо позволять своему нареченному думать, что свадьба когда-нибудь состоится, - заканчивает Спок, удивляясь намеку на горечь в последних словах.
Кирк выглядит озадаченным.
-Так ты думаешь, что твоя жена имела эти... намерения? Что она передумала? Откуда ты знаешь?
Теперь Спок так же озадачен.
-Остальные способы размножения несовместимы с вулканской биологией. Поэтому я уверен в своем предположении, что для зачатия ребенка, Т’Принг вступила в сексуальные отношения с другим мужчиной.
-Стой, стой, стой… - глаза капитана стали вдвое больше обычного. - Поразительно, - думает Спок.
-Ты говоришь, что это измена, только если вы занимались сексом… А вы с Ухурой не считаетесь? Так вы никогда не?
Если бы Спок не был точно уверен в невозможности такого исхода, он бы подумал, что капитан Кирк сейчас взорвется. Но что действительно его поразило, так это быстрота и легкость, с которой Кирк сумел сделать верные выводы из по-видимому несвязанной информации.
-Я знаю, что для людей, и для вас в частности, капитан, секс – это нечто обыденное, но для вулканцев это очень серьезный вопрос. Я предполагал, что вы об этом знаете. Лейтенант Ухура всегда проявляла понимание к ценностям моей культуры. Успех наших отношений основывается на желании обеих сторон идти на значительные компромиссы в ожиданиях друг друга. В любом случае, я считаю, что обсуждать это неуместно.
-Знаю, знаю… Подожди, а что мы подразумеваем под сексом? Потому что я видел, как вы целуетесь, так это без… - Кирк умолк и сделал нечто, что Спок смог расценить только как непристойный жест.
-Неуместно, - напомнил ему Спок тоном, от которого некоторые кадеты Звездного флота вздрагивали и роняли книги.
-Ага, точно, извини. Неуместно. Ребенок. – Кирк около минуты размышляет. – Значит, ребенок не твой. Твоя нареченная-жена изменила тебе с… неизвестно кем. Но сделала так, чтобы все думали, что он твой. Потом она умерла, и раз ребенок записан твоим, тебе придется его воспитывать. Но ты его раньше не видел.
-Краткое изложение ситуации как она есть.
-Так что ты собираешься делать?
-Я… Я не уверен , - признается Спок. Он не испытывал такой нерешительности с тех пор, как ему пришлось выбирать между службой на Энтерпрайз и восстановлением своей расы. Спок сел со своей стороны шахматного стола и жестом пригласил Кирка занять место напротив. Кирк подчинился.
-Ты хочешь совета? Или просто выговориться? Что я могу сделать?
Спок обдумывает предложение.
-Полагаю, здесь лучше всего подойдет комбинация двух предложенных вариантов. Если вы не возражаете, я выскажу свое понимание этого затруднительного положения, а затем выслушаю вашу точку зрения.
-Валяй.
Спок оставляет выражение без комментариев.
-Я… озадачен тем, что Т’Принг дала ребенку мое имя. Я не знаю, что ему было сказано. Если он считает меня своим отцом, тогда я уверен в его негодовании по поводу моего отсутствия в его жизни до недавнего времени. Если он знает о своем незаконном рождении, тогда это его бремя. В любом случае, я считаю, что его жизнь была достаточно тяжелой даже до потери матери. Должен признаться в некотором… сочувствии в этих обстоятельствах.
Кирк кивает с одобрением и чудесным образом не перебивает.
-Совершенно очевидно, что определяющим принципом должна стать забота о благополучии ребенка. Энтрепрайз зачастую является опасным местом, и хотя семьям членов экипажа разрешено находиться на борту, нельзя отрицать, что мы часто находимся в великой опасности. В то же время, чтобы отказаться от ответственности за ребенка, мне придется отрицать свое отцовство перед Высшим Советом Вулкана. Мои слова, конечно же, подтвердит самый поверхностный генетический анализ, однако… Меня беспокоят последствия для ребенка.
Кирк неодобрительно хмурится.
-Почему это? Вас так мало, я думал, найдется много добровольцев, желающих усыновить сироту. Вероятно, много детей оказалось в такой ситуации.
-Вы не говорите на вулканском, верно? – спрашивает Спок, чувствуя, как усталость наполняет его, стоит ему только подумать о том, как придется объяснять капитану запутанные нюансы вулканской культуры. Должно быть, это заметно по его лицу, потому что Кирк морщится и вскидывает руки.
-Почему все считают меня идиотом? Вообще-то, я говорю на вулканском, спасибо, Спок. Я был в ксенолингвистическом кружке не только, чтобы цеплять девушек и раздражать Ухуру. У меня были и другие причины!
Спок проявляет ровно столько отсутствия внимания на это утверждение, сколько оно того заслуживает.
-Тогда вам известно значение слова kre’nath?
Лицо Кирка снова морщится, он начинает барабанить пальцами – это настоящее представление. В конечном счете, он вздыхает и качает головой.
-Неа, не знаю. Что-то про стыд, наверное. Это все, что я понял.
-Очень хорошо, капитан, - Спок немного удивлен.
-Я правильно понял?
-Kre’nath буквально означает "позорный". Это так же вулканское слово для обозначения "незаконнорожденного ребенка".
Спок видит, как всякое движение исчезает с лица капитана, а плечи его напрягаются.
-Понимаю, - говорит он тихо. – Ты просто не можешь оставить этого ребенка на произвол судьбы. Ну, вообще-то можешь… но не будешь, - голос Кирка приглушенный, почти просящий. – Пожалуйста, не делай этого. В смысле, я не думаю, что ты действительно смог бы, но… Хочешь мой совет? Вот он – не бросай этого ребенка, не… избегай его. Если бы я был на месте этого малыша, я бы выбрал каждый день на Энтерпрайз, даже если здесь иногда бывает страшно.
-Вы говорите, словно опираетесь на собственный опыт, - говорит Спок, ожидая развития мысли. Кирк натянуто улыбается без намека на веселье.
-Скажу по-другому. Были люди, которые смотрели на меня так, будто со мной было что-то не то, как будто мне должно быть стыдно за себя. Когда это случается сейчас, мне наплевать. Иногда я за такое могу и врезать. И это потому, что я знаю, что они не правы. Но когда ты маленький, ты этого не знаешь. Не можешь. И когда все вокруг так думают, ты тоже начинаешь так думать. А это… это тебя убивает.
Кирк выдавил из себя смешок, но Спок нашел его неубедительным.
-Благодарю, - Кирк только что поделился с ним чем-то болезненным и очень личным, раскрылся перед ним в искреннем желании помочь прийти к правильным выводам. Ход его мыслей был похож на то, о чем думал Спок, в конце концов, его собственное детство прошло по большей части в атмосфере неодобрения, смягченного только несомненной любовью матери. Это не тот опыт, который он пожелал бы приобрести другому ребенку.
-Я полагаю вы правы, капитан. Другого выбора, продиктованного совестью, я сделать не могу. Я не несу ответственности за обман Т’Принг, но в меньшей степени виноват ребенок. Я не питаю иллюзий на счет своих родительских способностей, напротив, я… - Спок замолкает.
-Ты боишься, что облажаешься, - поддерживает его Кирк.
-Действительно.
Кирк вздрагивает.
-Ну, мне-то цена полкредита, а у тебя все прекрасно получится.
Спок чувствует пронзительное беспокойство, которое появляется всегда, когда капитан пренебрежительно говорит о самом себе и не может удержаться от того, чтобы исправить это недоразумение.
-Напротив, капитан, ваша вера в меня стоит гораздо больше, чем полкредита… как и ваша дружба, - так часто случается, что Споку труднее всего сказать именно то, что капитану приятнее всего услышать, эти слова не становится исключением. Улыбка Кирка на этот раз настоящая и привычно преображает его лицо. - Из нас получилась хорошая команда, - вот и весь его ответ, но Спок понимает, что капитан остался доволен.
Спок согласно кивает – не смотря на всю странность, совет и понимание капитана действительно сильно помогли ему прояснить мысли, и Спок не упускает из виду тот факт, что в ситуации такого рода он не моет полагаться ни на чью больше помощь.
-Дай знать, если я что-нибудь смогу сделать для тебя и для ребенка, хорошо, Спок? Официально или неофициально, как капитан Джеймс Ти Кирк, и как друг.
-Благодарю вас, капитан. В случае возникновения проблем, я немедленно обращусь к вам.
-Окажешь услугу взамен? – глаза Кирка светятся от удовольствия, а это никогда не предвещало ничего хорошего для спокойствия Спока, или для четкого, организованного ведения корабельных дел. Смирившись, Спок дает знак продолжать.
-Зови меня Джим, Спок. Серьезно. Хватит заставлять меня просить.
Это было не впервые, когда капитан озвучивал свою просьбу, но это был первый раз, когда Спок действительно подумал ее выполнить. В этом разговоре Спок показал себя уязвимым перед Кирком, и капитан, вместо того, чтобы небрежно принять это доверие, ответил, раскрывшись сам. Спок понимал, что у него мало личного опыта в делах дружбы, но из того, что он знал понаслышке, действия Кирка сегодня можно было назвать действиями настоящего друга, и они заслуживали расположения в качестве награды.
-Благодарю… Джим.
-Так-то лучше! – усмехается и Кирк и откидывается на спинку стула. – Вечером в шахматы?
-Думаю, я использую вечер для разговора с лейтенантом Ухурой. Может, завтра вечером?
-Звучит неплохо. Удачи с Ухурой! – Кирк кричит с порога. Спок обдумывает это заявление, похоже, капитан предполагает, что разговор с Ниотой будет представлять значительные трудности. Спок очень надеется, что он ошибся.


***

-Ты женат.
Ниота всецело человек, в ней нет ничего вулканского, и это он ценит в ней больше всего. Но сейчас, после этих слов, она напомнила ему вулканку. Так проявляется высшая степень ее гнева – не в криках и горящих глазах, а в угрожающем спокойствии.
-Ты женат и у тебя есть дети?
-Ниота, если ты позволишь мне объяснить…
-Я позволю тебе объяснить. Я даже попрошу тебя объяснить, и пусть это будет хорошее объяснение, самое лучшее, на какое ты вообще способен.
И Спок объяснил ей все, почти теми же словами, что и капитану, рассказал о помолвке с Т’Принг, о ее смерти и предательстве, о его неведении и решении, об ответственности и о незавидном будущем ребенка. Закончил он тем, что спросил ее, вложив в вопрос как можно больше эмоций, сможет ли она стать матерью маленькому незнакомцу и помочь ему в непростой задаче, которую он перед собой поставил.
-Я понимаю, что прошу очень много. Понимаю, что это внезапно…
-Ты действительно просишь очень много, - глаза Ниоты стали грустными. – Это слишком. Спок, ты лгал мне.
Обвинение, выдвинутое после исчерпывающего объяснения, стало для Спока неожиданностью. И несмотря на резкое несогласие, он помнит о том, как важны уступки.
-Возможно, я не упомянул… - но Ниота перебила его резким жестом.
-Ты солгал, даже если не хотел. Ты был женат все это время…
-Помолвлен, - Спок постарался возразить, но смолк под ее взглядом.
-Тонкости перевода и мы оба знаем это. Как ни переводи, обидно после девяти месяцев отношений узнать, что это ты была "другой женщиной".
Спок почувствовал замешательство и стыд – крайне неприятное сочетание. Основываясь на событиях прошедшего дня Ниота предположила, что он проявил неуважение, возможно даже преднамеренное и осознанное презрение. Он попробовал извиниться.
-Ниота, я сожалею о том, что расстроил тебя. Я думал, знание моей культуры и обычаев позволят прийти к выводу о том, что я состою в такой связи, это является нормой для моего народа.
Ниота посмотрела на него яростными, блестящими от влаги глазами.
-Знания культуры и обычаев позволили мне понять, что встречаясь с вулканцем, придется мириться с эмоциональной сдержанностью, отсутствием секса и родительским неодобрением, но знаешь, я была уверена, что защищена по крайней мере от лжи и измен.
Спок поразился бы точности рассчитанного удара, если бы он был направлен не на него, все что ему оставалась – это изучать пол в попытке вернуть пошатнувшийся контроль.
-Прости, Спок, - тихо сказала Ниота. – Это было лишнее.
Спок ничего не ответил.
-Наверное, ты прав, мне стоило понять…Или, еще лучше, самой спросить. В любом случае, это спорный вопрос, Спок.
-Я не понимаю. Пожалуйста, объясни, - Спок осторожно взглянул ей в глаза.
-Спок, даже если бы ты был со мной честен с самого начала, и у нас все было бы хорошо… Я все равно не могу быть тем, кем ты хочешь. Я не хочу быть матерью – пока нет. Я не готова. Может, когда-нибудь… Но не сейчас, когда моя карьера только начинается, когда я только разобралась в своей жизни. Я не готовая взять ответственность за кого-то еще. Прости, я не могу стать твоему сыну новой мамой.
Гнев – хорошо знакомая эмоция, Спок привык вызывать его в себе, чтобы заменить им боль и смятение, подтачивающие его самоконтроль, но сейчас у него ничего не получилось.
-В таком случае, я считаю наиболее логичным будет прекратить наши романтические отношения, - сказал Спок с легкой неуверенностью в голосе и почувствовал нелогичный укол досады, когда Ниота печально кивнула и ответила: "Так будет лучше".

***

Джим был немного удивлен увидеть Спока в своей каюте так скоро, особенно таким зажатым и официальным, совсем как в первые дни миссии, когда они чувствовали себя неловко, пытаясь работать после попытки мятежа и высадки на Дельта Веге, о которых они оба хотели бы забыть.
-Я думал, ты сегодня останешься с Ухурой.
-Лейтенант и я поговорили, - сухо ответил Спок. Он стоял перед ним по стойке смирно, руки сцепил за спиной, выглядел абсолютно спокойным и не смотрел ему в глаза – вот тут Джим начал волноваться.
-Капитан…
-Джим, - настоял он.
-Капитан, - повторил Спок. – Я здесь, чтобы подать заявление о немедленной отставке. Прошу как можно скорее доставить меня на любую базу, куда разрешен доступ гражданским судам.
Джим застыл. А я-то думал, мы разобрались с этим дерьмом. Что Ухура ему сказала? Или… Они оба списываются?
-Ок, во-первых, заявление об отставке отклоняется, - глаза Джима сузились. – Во-вторых, что с тобой случилось, Спок?
-Я не понимаю вашего вопроса.
-Чушь, - фыркнул Джим. – Ты прекрасно понимаешь, что я имею ввиду, Спок. Пару часов назад ты был здесь и говорил, что все будет хорошо, у нас состоялся задушевный разговор, вы с этим вулканским малышом готовились стать счастливой семьей, получить на пару с Ухурой звание лучших родителей Звездного флота… а теперь ты хочешь в отставку. Ты с ума сошел?
Если Спок не поднимал на него бровь, Джим знал, что дело плохо.
-Я в полной мере контролирую свои мыслительные способности и пришел к данному решению посредством элементарной логики.
Джим внимательно оглядел Спока. От него не укрылось ни с каким застывший вниманием смотрел он куда-то ему за голову в попытке не встречаться взглядами, ни напряжение в уголках глаз, ни острая линия локтей, ни сжатые за спиной руки…
-Она тебя бросила! – выпалил Кирк. – Не могу поверить, что она это сделала.
Это было правдой, несмотря на то, что последние полгода он спрашивал у Боунза, как вообще возможны эти отношения, на чем они держаться, он всегда немного завидовал тому, какими счастливыми они выглядели вместе, как хорошо у них получалось справляться со всем.
По крайне мере теперь он добился реакции. Спок посмотрел на него тем самым взглядом, которым награждал Джима, когда тому удавалось убедить его в том, что иногда, логика была не нужна, чтобы делать ошеломляющие выводы, только сейчас это было не так смешно и не так оскорбительно, как обычно.
-Лейтенант Ухура и я пришли к обоюдному решению прекратить наши романтические отношения, - подтвердил Спок и Джим подумал, что "обоюдное решение" это полная чушь, но сейчас ему нужно было сказать кое-что поважнее.
-Слушай, Спок. У меня были неприятные разрывы в прошлом, и знаешь, что я тебе скажу, уход из Звездного флота – не решение проблемы. Вы с Ухурой профессионалы, и вы справитесь…
-Я не сомневаюсь в своем профессионализме… Джим. Я сомневаюсь в своих родительских способностях, - голос Спока был тих, словно их могли подслушать.
-Значит все дело в ребенке, - сказал Дим и Спок кивнул в ответ.
-Это верно. Когда я решил возложить на себя ответственность за ребенка Т’Принг, я предположил, что лейтенант Ухура станет мои партнером в его воспитании. Теперь, когда я знаю, что мои предположения были ошибочными, я должен следовать другому плану – вернуться со Стореком на Новый Вулкан.
-Из Ухуры получилась бы хорошая мать, но Спок, ты будешь не единственным отцом-одиночкой в Звездном флоте, - попробовал убедить его Джим. Спок чуть заметно покачал головой.
-Я не чувствую себя достаточно… пригодным для того, чтобы самостоятельно вырастить ребенка, и я не чувствую себя способным единолично отвечать за его уход и благополучие. Моя должность старшего помощника отбирает много времени и часто сопряжена с опасностью, если меня ранят, о мальчике некому будет позаботиться. Также, единолично я не смогу обеспечить ему надлежащего постоянного присмотра. Со вторым родителем можно было бы разделить обязанности и затруднения не стали бы непреодолимыми, но так как я не располагаю партнером, я не могу взять всю ответственность за Сторека на себя. На Новом Вулкане появится больше возможностей помочь мне в выполнении этой задачи, вероятно, одним из решений станет новая жена.
За всю свою речь Спок ни разу не оторвался от созерцания точки за левым плечом капитана, наверное, он находил ее обворожительной, но Джим от этого порядком устал.
-Посмотри мне в глаза, - потребовал он, а когда Спок помедлил, повторил еще резче, - Посмотри мне в глаза и скажи, что это именно то, чего ты хочешь.
Когда Спок встретился с его взглядом, Джим понял, почему он так упорно сопротивлялся. Пока Джим не видел его глаз, он почти поверил, что Споку все равно, но теперь всю его маскировку как ветром сдуло. Ему не все равно, он беспокоится. Он очень сильно беспокоится. Ему чертовски жаль, но он все равно собирается покинуть корабль и эту жизнь, потому что Джим приобрел привычку выбирать в друзья хороших людей. Проклятье.
-Мои желания… не важны, - сказал Спок, будто репетировал эту фразу сотню раз, - Важно только то, что необходимо. Я не могу вырастить ребенка один, а на борту Энтерпрайз нет никого, кто смог бы разделить со мной ответственность. Поэтому логично…
Джим неожиданно поднял руку, чтобы его остановить. Какая-то фраза или идея Спока скреблась в мозгу, цепляла, как неровный ноготь о ткань. Он уже знал это чувство, оно всегда возникало перед тем, как ему в голову взбредала какая-нибудь идея, после которой Боунз кричал, Спок дергался, Ухура сверкала глазами, но в конце концов все оставались живы и относительно здоровы. Этому чувству он привык доверять.
-Я думаю… - Джим тут же прервался, не до конца поняв, как выразить словами идею, что зарождалась в голове, как планета из камней и пыли. Кто-нибудь другой потратил бы больше времени, чтобы обдумать нечто такого масштаба, Спок, например… Нет, это не в моем стиле, - он улыбнулся.
-Давай сделаем это, - сказал Джим решительно.
-Что? – реакция Спока на конкретно эту Потрясающе Плохую Идею Джима Кирка оказалась даже больше, чем необычна. Человек разглядел настоящий шок в его голосе и выражении лица.
-Ты и я, - проговорил Джим, с каждой секундой становясь увереннее. – Давай сделаем это. Воспитательскую штуку. Вместе.
-Капитан, я заблуждаюсь, или вы в самом деле предлагаете…
серьезно, - Джим был серьезен. Как сердечный приступ. Джим никогда не думал, что так оно обернется, но сейчас он был серьезен, как никогда раньше. – Я не позволю тебе уйти и не позволю облажаться с этим безымянным ребенком…
-Его имя Сторек…
-Не важно. И я не позволю тебе пройти через это в одиночку, потому что так будет хуже для всех.
Спок, потерявший дар речи - это эпохальное зрелище и Джим наверняка полюбовался бы им, если бы втайне не сходил с ума от размеров ответственности, на которую только что подписался.
-Капитан… Джим… Я не могу позволить вам…
-Нет, - Джим встал и оперся обеими руками о стол, врываясь в личное пространство Спока. – Слушай, если ты скажешь "нет", потому что думаешь, что я буду дерьмовым родителем, это будет честно, я возможно с тобой даже соглашусь, ок? Но если ты откажешься, чтобы сохранить мои чувства, или потому что не хочешь навязываться, или потому что думаешь, что это будет непрофессионально – я такого отказа не приму. Ты можешь отказаться ради блага ребенка, ради Сторека, и черт, наверное тебе стоило бы, но я не позволяю тебе отказываться ради себя и уж точно не ради меня. Я взрослый человек и могу принимать чертовы решения самостоятельно.
Джим надеялся, что суть не потерялась окончательно.
-Джим… - голос Спока звучал так растерянно, насколько вообще может звучать голос вулканца. – Я должен признать, что я нахожусь в замешательстве.
-Ну, ты можешь взять время на раздумья. Я имею ввиду, тебе надо подумать, - заверил его Джим. - Я имею ввиду… - он вздрогнул. – кому-то из нас точно нужно подумать, да?
-Действительно, - сказал Спок, не так сердито, учитывая обстоятельства. – Прощу меня извинить, я должен обдумать это в одиночестве и более подробно. Я высоко ценю ваше предложение и рассмотрю его со всей серьезностью, - Спок повернулся, чтобы уйти, но, поколебавшись, посмотрел Джиму в лицо.
-Капи… Джим, могу я задать личный вопрос?
Джим махнул рукой – Да-да, задавай! Спок помедлил, собираясь с мыслями. Когда он начал говорить, Джим заметил намек на что-то большее, нежели простое любопытство в его голосе.
-Я думаю, что понимаю вашу мотивацию в попытке убедить меня не оставлять Энтерпрайз… Но этой цели было бы легко достигнуть, склонив меня отказаться от родительских обязанностей и тем самым сделать меня свободным.
Джим выждал немного, чтобы услышать собственно вопрос, но когда его не последовало, сказал, не раздумывая: "Если бы ты был таким человеком, которого можно было бы убедить оставить ребенка, который в тебе нуждается, я бы сам не пустил тебя на корабль".

***

Следующим вечером Спок как по расписанию пришел на партию в шахматы, Спок не упоминал о ребенке, Джим тоже. Это не лучшая их игра. Мы оба рассеянны, - думал Джим, но все равно сражался, и когда Спок объявил шах и мат, пробормотал проклятье.
Спок молчал в той особенной манере, когда хотел что-то сказать и ждал, чтобы Джим его внимательно выслушал.
-Каким бы… раздражающим вы не находили меня, вы должны знать, что Сторек, несмотря на его возраст, вероятно будет таким же… раздражающим.
Когда смысл сказанного дошел до Джима он ухмыльнулся, чертовски довольный собой.
-Это "да"? Это же "да", правда?
-Забота о Стореке не будет похожа на заботу о человеческом ребенке, - подчеркнуто игнорируя этот вопрос, продолжил Спок. – Несмотря на свою силу, его чувства будут очень сдержанными. Выражать эмоции, характерные для нормального психологического здоровья человеческого мальчика, будет для него неловко.
-Это будет все равно, что иметь дело с тобой, - перебил Джим, невозмутимо кивая. – Все нормально, я справлюсь.
Спок позволил молчанию затянуться.
-Что? – спросил Джим, с невинным видом разводя руками. – Ты же знаешь, что не можешь устоять передо мной, все ок, можешь признать это.
-Я восхищаюсь вами, как офицером, несмотря на ваше безрассудство, незрелость, бессмысленную тягу к вражде и сексуальному удовлетворению. И я нахожу вашу компанию… не неприятной.
-Угу, - пробормотал Кирк, откидываясь на стуле и продолжая ухмыляться. – Не неприятной, знаю я. Для вас вулканцев это все равно, что вплетать цветочки мне в волосы и вызывать по коммуникатору только чтобы услышать, как я дышу.
-В любом случае, - сказал Спок. – несмотря на юный возраст и большую эмоциональную открытость, Сторек полноценный вулканец, поэтому его эмоциональный контроль будет значительно выше моего в его возрасте. К тому же, сложно предугадать, как разрушение Вулкана и гибель матери повлияли на его психологическое состояние. Я предполагаю, что общение со Сторек потребует значительного такта, чувствительности и, за неимением лучшего определения, дипломатии.
Джим знал, что не должен сердиться на худшие ожидания Спока, множество раз он давал повод, иногда ради забавы, иногда потому что иногда полезно, когда люди тебя недооценивают. К счастью, Джим был человеком, который жил в ладах со своими нелогичными эмоциями, так что мог сходить с ума, даже зная, что это глупо.
-Спок… Я вообще-то знаю, как проявить немного сочувствия. Я не собираюсь ему в лицо говорить, что он не любил свою мать, если это тебя волнует.
Джим вздрогнул, когда сам себя услышал, но Спок только приподнял бровь.
-Если Сторек когда-нибудь станет капитаном звездолета, которым вы, по-вашему, будете уполномочены управлять, тогда я допускаю появление причины для тревоги. В данной ситуации мне не о чем беспокоиться, - он продолжил, смягчив тон. – Джим, я понял твои истинные мотивы почти сразу – это не было бессердечием.
Джим кивнул и позволил серьезности момента улечься, перед тем как снова ухмыльнуться и продолжить раскачиваться на стуле.
-Так ты согласен, да? Я имею в виду, что-то вроде "Да, Джим, это логично, чтобы у нас с тобой были вулканские детишки", я прав?
-Вероятность того… - Спок помедлил. – Я не уверен, с какого из алогичных подтекстов этого заявления мне начать.
-Оставь их все в покое, вот что я тебе скажу, - рассмеялся Джим. – Ты хочешь каюту напротив меня? Там есть еще одна комната, можно будет отдать ее ребенку.
-Его зовут Сторек.
-К тому времени, как он прибудет, я вырежу его имя на сердце, договорились? - Джим закатил глаза. – Комната, да, нет?
-Предложение в самом деле логично.
-Значит, да, - кивнул Джим, балансируя на тонкой грани между паникой и триумфом. – Хочешь, я займусь остальной практической фигней?
-Я в состоянии решить необходимые практические вопросы.
Охрененные новости, - с энтузиазмом подумал Джим. – У меня срочная встреча с Боунзом и его медицинскими запасами виски.
-Прекрасно. Держи меня в курсе. – Джим нахмурился, - Не то слово, правда?
-Действительно.
-Ты сам немного удивлен, не так ли? – Джим ухмыльнулся в той самом манере, которую Спок считал невыносимой.
-Не могу сказать, что провел много времени, размышляя над вашим, без сомнений поразительным, словарным запасом, - сказал Спок фантастически сухим тоном, который забавлял Джима с самого первого дня, потому что он знал, Спок не из тех парней, которые зовут всех посмеяться над собственной шуткой, но каким-то образом Дим оставался в теме даже с синяками от его ладоней на шее. Такое надо было заслужить.
-Я займусь необходимым административным урегулированием незамедлительно, - сказал Спок, выпрямляясь на йоту, что служило верным знаком того, что он собрался уходить.
-Эй, Спок… - проговорил Джим и Спок поднял бровь, призывая продолжить. – Спасибо, - сказал Джим очень тихо. Это совсем не то, что он собирался сказать, предполагалось, что там будут такие слова как "доверие" и "семья", и закончится все чертовски неловко для них обоих, но это тоже неплохо.
-Я также очень благодарен вам, - ответил Спок. Наступил страшный момент, когда Джим думал, что Спок сейчас заговорит о своих чувствах, но он прошел и с легким кивком Спок покинул каюту капитана.
Неплохо прошло, - подумал Джим. А потом - черт, черт, черт! БОУНЗ! СПАСИ!

@темы: so wise we grow, ST XI, слэш, перевод, не стреляйте в пианиста, беттинг в процессе

URL
Комментарии
2011-05-12 в 15:58 

Вы чудесно справляетесь с переводом. С удовольствием читаю.

2011-05-17 в 13:59 

Tayana
Хотите рассмешить Бога- расскажите о ваш планах.
Большое спасибо, что переводите)) Буду ждать продолжения)

   

Ворох страниц

главная